Среда, 04 Май 2016 12:33

Филиппины потерялись


Оцените материал
(0 голосов)

филиппины

Филиппинцы простили Маркосу его тиранию, простили Имельде ее расточительность, ежедневно прощают своим политикам коррупцию и непрофессионализм. Легкость филиппинского характера не позволяет им учиться на ошибках — сын Фердинанда Маркоса, Бонгбонг Маркое, считается одним из главных кандидатов на будущих президентских выборах. Все судебные иски против Маркосов развалились в филиппинских и американских судах, а швейцарские банкиры надежно хранят тайны миллиардного состояния Имельды.

Со стороны кажется также, что глобальная «потерянность» Филиппин явно рифмуется с «лингвистической растерянностью» их жителей, у которых даже нет единого языка для общения между собой. На официальном филиппинском, тагалоге, говорят меньше половины населения страны, более распространен язык висайя. Английский стал языком культурной, политической и экономической элит, сегодня только на нем можно вести какую-то серьезную беседу.

В тагалоге просто нет слов для обозначения важных современных процессов, сегодня это крайне поверхностный язык, на котором можно обсудить погоду и какие-то будничные дела, но не события государственной важности или философские концепции, —утверждает Ред Тани.

Большинство же филиппинцев говорят на танглише, произвольно микшируя английские и филиппинские слова. Еще одна «филиппинская нестыковка» и, несомненно, частичная причина исторической потерянности — отношение к труду. Может, на взгляд европейца или американца, филиппинцы и выглядят восточными муравьями, но века западного владычества сделали свое дело, и фанатичного культа труда, во многом обеспечивающего резвость «азиатских тигров», тут нет. К тому же условный «человек Запада» судит о филиппинцах по иммигрантам, что не вполне правильно: на работу за границу едут как раз самые активные и пробивные, едут и шлют домой деньги, на которые существуют их родственники с менее бодрой жизненной позицией.

Можно долго складывать филиппинский пазл так и эдак, и ни разу он не сойдется идеально  - шутка ли, тысяча островов и сто миллионов человек, разные языки, уклады и религии. Несомненно одно только ощущение, что цивилизация эта оказалась в межеумочном положении. Века власти «белых пришельцев», больше того — диффузии с ними, оторвали Филиппины от азиатского фундамента, но не сделали их частью западного мира. Перестав быть колонией, страна не скатилась к состоянию failed state, к трайбализму и кровавой непрерывности «той единственной гражданской» —слишком была для того цивилизованна, —но не сумела набрать скорость и выйти на орбиту динамично растущего государства. Пышная и претенциозная маркосовская диктатура лишь «подморозила», законсервировала Филиппины, последующая четверть века хаотичной и коррумпированной «демократии» взяла свое. И сегодня эта пестрая, густонаселенная, потенциально перспективная страна зависла «между» между прошлым и будущим, между разными цивилизационными моделями, политическими устройствами, религиями, языками. Почему и ушла из поля зрения всего прочего и ранее заинтересованного мира, очутившись в «слепом пятне», в мертвой зоне.

Из нее, конечно, неминуемо придется выйти, только даже на самих Филиппинах еще никто не знает куда.

Прочитано 745 раз
Другие материалы в этой категории: « Город падших Ангелов
    Яндекс.Метрика